luannei_lj: (портрет)
Оригинал взят у [livejournal.com profile] dolboeb в Серверы Живого журнала переехали на Лубянку
Перебои в работе ЖЖ, наблюдавшиеся в течение последней пары суток, объяснялись некими «техническими работами», суть которых администрация сервиса не торопится объяснять пользователям. Администрацию можно понять: новость — не из тех, которыми хочется хвастаться. Но и утаивать шило в мешке не получится.

Дело в том, что серверы Живого журнала физически переехали в Россию.
Из-под защиты Первой поправки и законов штата Калифорния они переместились под прямой и бесконтрольный надзор всех здешних силовых ведомств, спецслужб и контролирующих органов, в юрисдикцию «пакета Яровой».

Идея перетащить серверы ЖЖ в Россию, «поближе к пользователям». не нова: она впервые посетила моего друга Эндрю Полсона в октябре 2006 года, когда компания <суп> заключила с владельцами платформы договор о поддержке кириллического сегмента. В ту пору мне хватило 5 минут, чтобы на пальцах объяснить наивному американскому другу юридические последствия и угрозы такого шага для авторов, комментаторов и читателей ЖЖ. Так что платформа осталась там, где была, на Западном побережье США, и просуществовала там последующие 10 лет.

За этот период в России успели пересажать не меньше тысячи человек за посты, реплики, лайки, шеры, ретвиты и кросспосты в социальных сетях. но ни одно из обвинительных заключений не основывалось на пользовательских данных, полученных силовиками от администрации сервиса LiveJournal Inc в штате Калифорния. В моём собственном уголовном деле есть переписка сыскарей с той самой администрацией, где содержится вежливый, но категорический отказ в предоставлении моих персональных данных, поскольку запрос не содержал никаких юридических оснований для их раскрытия.

Больше оснований для таких отказов нет. Поскольку ЖЖ теперь физически хостится на территории России, вся конфиденциальная информация пользователей сервиса доступна отечественным спецслужбам в режиме реального времени, в соответствии с требованиями СОРМ-2 и СОРМ-3 к российским площадкам.

Слава Богу, Живой журнал — не мессенджер и не соцсеть, а платформа для максимально публичных сообщений, так что доля приватных коммуникаций здесь незначительна, и мне затруднительно навскидку вспомнить здесь какие-нибудь популярные журналы, авторы которых всерьёз пытались бы сохранить инкогнито ([livejournal.com profile] prostitutka_ket, привет тебе с Лубянки). Но надо заметить, что на других социальных платформах уголовному преследованию за репосты, ретвиты и прочие преступления мысли в основном подвергались отнюдь не властители дум и лидеры мнений, а совершенно случайные старшеклассники и первокурсники, виноватые прежде всего в том, что их легко было вычислить. 83% уголовных дел приходилось на долю ВКонтакте именно потому, что эта площадка является российской, и с лёгкостью сдаёт данные любого пользователя по первому запросу любой местной силовой структуры. А на пользователей ЖЖ уголовные дела возбуждались лишь тогда, когда личность можно было установить без помощи администрации сервиса.

Но теперь серверы ЖЖ переехали «поближе» — не к авторам и читателям, а к тем, кто хочет за ними следить. Так что любые сведения, которые мы доверяем этому сервису, будь то посты, комментарии, приватные сообщения, логины, пароли или memories. товарищу майору видны так же отчётливо, как нам самим. Скоро ли ждать от этого практических последствий для пользователей сервиса, и какую долю уголовных приговоров за посты/комменты Живой журнал в 2017 году оттянет у ВКонташечки — гадать преждевременно. На всякий случай, напомню адреса других платформ, где меня можно читать. Ведь, кроме всех прочих радостей, переезд в России обязывает платформу ЖЖ блокировать любой журнал по одному звонку из Генпрокуратуры, бессрочно, без судебного решения, без права на обжалование и без объяснения причин. Покуда ЖЖ хостился в Калифорнии, такой пример был единичен и потребовал, надо думать, вмешательства очень высоких сил. С переездом в Россию право блокировать журналы получает очень широкий круг лиц. Подготовиться стоит заранее. Итак:

Мой Фейсбук (личный): http://www.facebook.com/nossik/
Мой Фейсбук (страница): http://www.facebook.com/dolboeb1966/
Мой Телеграм (канал): https://telegram.me/nahodki
Мой Инстаграм: https://www.instagram.com/dolboed/
Мой Твиттер: https://www.twitter.com/dolboed/

Увидимся!

luannei_lj: (Default)
Оригинал взят у [livejournal.com profile] avmalgin в Как зачищали от украинцев российско-украинскую границу летом 2014 года
Снимок экрана 2016-12-21 в 17.12.29

Международная экспертно-журналистская группа Bellingcat выпустила новый доклад о войне на юго-востоке Украины, в котором заявила, что летом 2014 года по украинской территории со стороны России выпустили тысячи артиллерийских снарядов

Авторы доклада изучили воронки от ударов, которые оказались на снимках Google Earth, и заявили, что «артиллерийские части вооруженных сил Российской Федерации нанесли по крайней мере 149 отдельных артиллерийских ударов».

Также эксперты установили еще 130 ударов, которые, «вероятно», нанесли с территории России. При этом общее количество воронок говорит о тысячах ударах со стороны России. Проект Bellingcat представил интерактивную карту, на которой можно увидеть, когда, с какой скоростью и откуда стреляли по Украине.

Аналитики определили на территории Украины 408 зон поражения от артиллерийского огня, причем 127 из них находятся в 3 километрах от границы. Следы от ударов через границу можно найти на всей приграничной территории зоны конфликта в Донецкой и Луганской областях.

По информации Bellingcat, артиллерийские удары со стороны России начались в июле 2014 года, их частота и масштаб возросли в августе и сентябре того же года.


ОТСЮДА

Еще один пример того, как существование Google Earth затрудняет сокрытие военных преступлений.
luannei_lj: (Default)
Оригинал взят у [livejournal.com profile] avmalgin в Почему попал под удар мобильный госпиталь российских вооруженных сил
Независимая расследовательская группа Conflict Intelligence Team (CIT) заявила, что российский мобильный госпиталь в Алеппо, при обстреле которого накануне погибли две медсестры, находился в потенциально опасном районе, где идут бои между вооруженными повстанцами и войсками сирийского президента Башара Асада.

Решение российского командования о размещении госпиталя именно в этом районе в CIT назвали "некомпетентным". "Создается впечатление, что российское военное руководство ценит жизни российских медицинских работников не больше, чем жизни сирийских медиков, гибнущих в результате российских авиаударов", – заявили в Conflict Intelligence Team.

Направить в Алеппо российские мобильные госпитали в конце ноября поручил президент Владимир Путин. В понедельник при обстреле одного из них погибли две медсестры; еще один медик и журналист телеканала Russia Today пострадали.

Кремль обвинил в произошедшем вооруженную оппозицию, а также США, Великобританию и Францию, которые, как считают в России, поддерживают повстанцев. В CIT, проанализировав произошедшее, в том числе местоположение госпиталя, предположили, что подобными заявлениями Москва пытается отвлечь внимание от собственной ошибки, которая привела к гибели людей.

Алеппо разделен на зоны, занятые правительственными силами и отрядами оппозиции. Армия Асада при поддержке российской авиации наносит удары по районам, которые контролируют повстанцы.


ОТСЮДА

Краткий отчет о месторасположении мобильного госпиталя: ЗДЕСЬ

И не забудем, что погибшие старшина Надежда Дураченко и младший сержант Галина Михайлова - военнослужащие. Это их не первая командировка в Сирию. Раньше проносило. Мне искренне жаль их осиротевших детей, но в принципе солдат, едущий на войну, должен понимать, что его там могут убить. Во всяком случае вероятность этого намного выше, чем у летчика, сбрасывающего с высоты бомбы на жилые кварталы.
luannei_lj: (Default)

...Я до сих пор — почти тридцать лет спустя, с поразительной степенью точности помню первые революционные дни в Петербурге — нынешнем Ленинграде. Эти дни определили судьбы последующих тридцати лет, так что, может быть, не очень мудрено помнить их и по сию пору. Причины Февральской революции в России очень многообразны — о них я буду говорить позже. Но последней каплей, переполнившей чашу этих причин, были хлебные очереди. Они были только в Петербурге — во всей остальной России не было и их. Петербург, столица и крупнейший промышленный центр страны, был войной поставлен в исключительно тяжелые условия снабжения. Работницы фабричных пригородов «бунтовали» в хлебных хвостах — с тех пор они стоят в этих хвостах почти тридцать лет. Были разбиты кое-какие булочные и были посланы кое-какие полицейские. В городе, переполненном проституцией и революцией, электрической искрой пробежала телефонная молва: на Петербургской стороне началась революция. На улицы хлынула толпа. Хлынул также и я.

На том же Невском проспекте, только за четыре года до «всемирно-исторических» февральских дней, медленно, страшно медленно двигалась еще более густая толпа: в 1913 г. Санкт-Петербург праздновал трехсотлетие Дома Романовых, толпа вела под уздцы коляску с Царской Семьей, коляска с трудом продвигалась вперед. Сейчас, в 1917 году — тот же Невский, такая же толпа, только она уже не ликует по поводу трехсотлетия Дома Романовых, а свергает, или собирается свергать монархию, которая при всех ее слабостях и ошибках просуществовала все-таки больше тысячи лет. Подозревала ли толпа 1917 года все то, что ее ждало на протяжении ближайших тридцати лет?

Можно сказать несколько слов о непостоянстве массы, толпы, плебса. Но можно сказать и иначе: в двухмиллионном городе можно наблюдать десять разных пятидесятитысячных толп, составленных из разных людей и стремящихся к совершенно разным деяниям. Можно собрать толпы на открытие общества и можно собрать толпу на разграбление винокуренного завода. В обоих случаях толпа не будет состоять из одних и тех же людей.

На Невском проспекте столпилось тысяч пятьдесят людей, радовавшихся рождению революции, конечно, великой и уж наверняка бескровной. Какая тут кровь, когда все ликуют, когда все охвачены почти истерической радостью: более ста лет раскачивали и раскачивали тысячелетнее здание, и вот, наконец, оно рушится. Можно предположить, что все те, кто в восторге не был — на Невский просто не пошли. Точно так же, как четыре года назад не пошли те, кто не собирался радоваться по поводу трехсотлетия Династии.

Бескровное ликование длилось несколько часов, потом где-то, кто-то стал стрелять — толпа стала таять. Я, по репортерской своей профессии, продолжал блуждать по улицам. Толпа все таяла и таяла, остатки ее все больше и больше концентрировались у витрин оружейных магазинов. Какие-то решительные люди бьют стекла в витринах и «толпа грабит оружейные магазины».

Мало-мальски внимательный наблюдатель сразу отмечает «классовое расслоение» толпы. Полдюжины каких-то зловещих людей — в солдатских шинелях, но без погон, вламываются в магазины. Неопределенное количество вездесущих и всюду проникающих мальчишек растаскивает охотничье оружие зловещим людям оно не нужно. Наиболее полный революционный восторг переживали, конечно, мальчишки: нет ни мамы, ни папы и можно пострелять. Наследники могикан и сиуксов были главными поставщиками «первых жертв революции»: они палили куда попало, лишь бы только палить. Они же были и первыми жертвами. Зловещие люди, услыхав стрельбу, подымали ответный огонь, думаю, в частности, от того же мальчишеского желания попробовать вновь приобретенное оружие. Зеваки, составлявшие, вероятно, под 90 процентов «толпы», стали уже не расходиться, а разбегаться. К вечеру улицы были в полном распоряжении зловещих людей. Петербургские трущобы, пославшие на Невский проспект свою «красу и гордость», постепенно завоевывали столицу. Но они еще ничем не были спаяны: ни идеей, ни организацией; над этим, с судорожной поспешностью и на немецкие деньги, в подполье работали товарищи товарища Ленина, — сам он был еще в Швейцарии.

Шла беспорядочная стрельба — и наследники могикан и сиуксов палили по воронам, фонарям, и, в особенности, по ледяным сосулькам, свешивающимся с крыш. Зловещие люди, грабившие магазины, стреляли в чисто превентивном порядке: чтобы никто не лез и не мешал. Так что попадали и друг в друга… Зазевавшиеся прохожие, любопытные, выглядывавшие из своих окон мальчишки, «павшие жертвой в борьбе роковой» с незнакомым оружием, и зловещие люди, не поделившие награбленного — все это было потом, с великой помпою, похоронено на Марсовом Поле. По такой же схеме рождались жертвы и герои национал-социалистической революции, и Хорст Вессель, убитый по пьяному делу в кабаке, был возведен в чин мученика идеи: у него оказалось идейно выдержанная внешность.

Не претендуя ни на какую статистическую точность, я бы сказал, что перед моментом перелома от ликования к грабежам, толпа процентов на девяносто состояла из зевак — вот, вроде меня. Они были влекомы тем чувством, из-за которого наши далекие предки были изгнаны из рая. Я предполагаю, что из девяноста сыновей Евы — дочерей было очень мало человек с десяток имели при себе оружие. И у них была теоретическая возможность перестрелять зловещих людей, как куропаток. Но каждый из нас предполагал, что он — в единственном числе, что зловещие люди являются каким-то организованным отрядом революции и, наконец, что где-то наверху есть умные люди — полиция, генералы, правительство, Государственная Дума и прочие, которые уж позаботятся о распределении зловещих людей по местам их законного жительства — по тюрьмам. Кроме того — и это, может быть, самое важное — как только началась стрельба, то все patres familias сообразили, что на Невском-то грабят магазины, а на других улицах, может быть, уже грабят его собственную квартиру. Сообразил это и я.

Мы с семьей — моя жена, сынишка, размером в полтора года, и я — жили в крохотной квартирке, на седьмом этаже отвратительного, типично петербургского «доходного дома». Окна выходили в каменный двор-колодезь, и в них даже редко проникали солнечные лучи. В эту квартирку я вернулся вовремя: какая-то, уже видимо «организованная», банда вломилась с обыском: отсюда, де, кто-то в кого-то стрелял. Стрелять было не в кого, разве только в соседние окна, наши окна выходили во двор. На ломаном русском языке банда требует предъявления оружия и документов. У меня в кармане был револьвер я его, конечно, не предъявил. Я мог ухлопать человека два-три из этой банды, но что было бы дальше? Остатки банды подняли бы крик о какой-то полицейской засаде, собрали бы своих сотоварищей, и мы трое были бы перебиты без никаких. Я предъявил свой студенческий билет — он был принят как свидетельство о политической благонадежности. Банда открыла два ящика в комоде, осмотрела почему-то кухонный стол и поняв, что отсюда ничего путного произойти не может, что грабить здесь нечего, отправилась в поиски более злачных мест. На улице загрохотал и умолк пулемет. Раздался глухой взрыв. Потом оказалось: другая банда открыла жилище городового. На другой день трупы городового, его жены и двух детей мы, соседи, отвезли в морг.

Вот так, в моменты общей растерянности, — правительственной в первую очередь — были пропущены первые, еще робкие языки пламени всероссийского пожара. Их можно было потушить ведром воды — потом не хватило океанов крови. К концу первого дня революции зловещих людей можно было бы просто разогнать. На другой день пришлось бы применить огнестрельное оружие — в скромных масштабах. Но на третий день зловещие люди уже разъезжали в бронированных автомобилях и ходили сплоченными партиями, обвешанные с головы до пят пулеметными лентами. Момент был пропущен — пожар охватывал весь город.

Практическое поучение, которое можно было бы вывести из опыта первых революционных дней, сводилось к тому, что в эти дни все порядочные люди страны должны были бы бросить все дела и все заботы и заняться истреблением зловещих людей всеми технически доступными им способами: револьверами, стрихнином, крысиным ядом — чем хотите. Риск, с этим связанный, не имеет никакого значения, ибо, если вы пропустите момент первого риска, вы никак не уйдете от долгого ряда лет, где риск будет неизмеримо больше. Но я думаю, что этот рецепт утопичен. Если бы в 1917 году мы знали и если бы в 1918 мы могли! Но в 1917 году мы и понятия не имели, чем все это пахнет, а в 1918 году было уже поздно. И, кроме того, мы, средние люди всех стран и народов, веками и веками «грубого» эмпиризма выработали на потребу нашу такую государственную организацию, которая была приноровлена к нашим — средних людей, — интересам, привычкам и прочему. Мы привыкли жить так, чтобы не ходить по улицам с ножом в руках для перманентной самообороны от уголовного элемента — на это имеется полиция. И когда полиция рушится — мы автоматически оказываемся неорганизованными и беспомощными. И на месте полиции так же автоматически возникает уголовный элемент, который годами и годами самоорганизовывался в борьбе против полиции и против нас.

Изгоните из любого города полицию и он автоматически попадет под власть уголовного элемента. Одна из самых кровавых банд гражданской войны «армия» Нестора Махно, имела вполне официальную идеологию — анархическую. Она занимала города и вырезывала евреев. И ее идейным штабом заведовал анархист Волин — еврей… Неисповедимы пути твои, философия…

Мой призыв к револьверу, стихнину и крысиному яду может показаться варварским, бесчеловечным или, по крайней мере, реакционным.

Само собой разумеется, что виселицы в таких случаях были бы приемлемее, но что делать, если их нет, и если люди, которым мы, среднее человечество, поручили заботу о виселицах, исчезли с исторической сцены. Тогда нужно прибегать к любым способам истребления, ибо они будут все-таки дешевле, чем все то, что принесет с собою революция. В нашем русском случае революция обошлась по меньшей мере в пятьдесят миллионов человеческих жизней. Сейчас человечество, только что открывшее ужасы Бельзена и Дахау, под свежим впечатлением, а также по понятной политико-человеческой слабости, склонно совсем забыть об ужасах Соловков, о тех пытках, которым подвергались миллионы людей, о том голоде, от которого погибли миллионы детей, о всем том, что за эти тридцать лет пережили двести миллионов. Что человечнее: два килограмма стрихнина для начинателей национал-социалистической революции в 1933 году или миллионы тонн фосфора и тринитролуола в 1939 — 1945 годах? Великие демократии мира сего, устроенные средними людьми для их, средних людей, потребностей, проворонили виселицы 1917 и 1933 годов — как их проворонили и мы, средние люди России и Германии. Если бы уэлльсовская «Машина времени» перенесла меня назад в 1917 год, я применил бы все, рискуя всем. Если бы эта «Машина времени» показала мне все то, что мне пришлось пережить от 1917 до 1946 года, я, человек в общем весьма жизнерадостный я оптимистический, предпочел бы пойти на любой риск, даже и на самоубийственный риск, ибо все то, что я пережил в течение следующих тридцати лет, было сплошным риском, сплошным унижением, сплошным страхом: процесс жизни стал мучительным процессом, смягченным только надеждой на то, что не может все это, наконец, не кончиться! Из каждых 3–4 людей, присутствовавших при рождении великой и бескровной, погиб один — я остался в числе уцелевших счастливцев. Но мой брат погиб на фронте Гражданской войны, мать моей жены умерла в тюрьме чрезвычайки, моя жена разорвана советской бомбой, мой отец сослан куда-то на гибель. И это есть средняя цена революции для среднего человека страны. Любой риск в 1917 году обошелся бы дешевле.

Но мы проворонили. На второй день революции город был во власти революционного подполья. Какие-то жуткие рожи — низколобые, озлобленные, питекантропские, вынырнули откуда-то из тюрем, ночлежек, притонов — воры, дезертиры, просто хулиганье. И по всему городу шла «стихийная» охота за городовыми.

Почему именно за городовыми? Тогда я этого никак не мог понять. Можно было себе представить, что победившая революция постарается истребить своего наследственного врага — политическую полицию, «охранку» царского режима. Но городовые никакой политикой не занимались. Они регулировали уличное движение, подбирали с мостовых пьяных пролетариев, иногда ловили трамвайных воришек и вообще занимались всякими такими аполитичными делами, совершенно так же, как лондонские или нью-йоркские Бобби. За что же их-то истреблять?

Но зловещие люди гонялись за ними, как за зайцами на облаве. Возникали слухи о полицейских засадах, о пулеметах на крышах, о правительственных шпионах, и Бог знает, о чем еще. Мой знакомый, любитель фотографии, был пристрелен у своего окна: он рассматривал на свет только что отфиксированную пластинку — его приняли за шпиона. При мне банда зловещих людей около часу обстреливала из пулемета пустую колокольню: какой-то старушке там померещился поп с «пушкой» — о том, как именно поп смог бы втащить трехдюймовое орудие на колокольню и что бы он стал из этого орудия обстреливать, зловещие люди отчета себе не отдавали. Они еще находились в состоянии истерической спешки: шли и другие слухи — о том, что к Петербургу двигаются с фронта правительственные войска, и что, следовательно, дело может кончиться виселицами; о том, что какие-то юнкера заняли какие-то подходы к столице — вообще дело еще не совсем кончено. Нужно торопиться. Зловещие люди явно торопились: Carpe diem. Наиболее сознательные из них подожгли здание уголовного суда.

Тогда я тоже не мог понять: при чем тут уголовный суд? Огромное здание пылало из всех своих окон, ветер разносил по улицам клочки обожженной бумаги. Я нагнулся, поднял какую-то папку, и сейчас же около меня возникла увешанная пулеметными лентами зловещая личность: «тебе чего здесь, давай сюда!» Я послушно отдал папку и отошел на приличную дистанцию. Зловещие люди тщательно подбирали все бумажки и также тщательно бросали их обратно в огонь.

Смысл этого «ауто да фе» я понял только впоследствии: тут, в здании уголовного суда, горели справки о судимости, горело прошлое зловещих людей. И из пепла этого прошлого возникало какое-то будущее. Но — какое? если об этом не догадывался даже профессор Милюков, то как о нем могли дать себе отчет люди, только что вынырнувшие из уголовного подполья? Так, в 1789 году такие же зловещие люди жгли парижский уголовный суд. А в 1944 — какие-то люди из бельгийского «движения сопротивления» подожгли брюссельский Дворец Правосудия. В Гамбурге в 1933 — гамбургский суд; в Берлине — берлинский. Что общего имеет дело освобождения Родины от немецких оккупантов с бельгийскими справками о судимости?

Прошлое было сожжено. Что оставалось для будущего? Если с фронта придут апокрифические правительственные дивизии — будущее станет совершенно ясным: виселица или снова тюрьма. Но если не придут? Если проклятый царский режим будет свергнут окончательно и бесповоротно и на месте его возникнет истинно демократическая республика? Что тогда станут делать зловещие люди? Сдадут свои пулеметные ленты в какую-то новую полицию? И возьмутся за тот «свободный и мирный труд», которым они в жизни своей никогда не занимались? А если бы и случилось заниматься, то разве им, творцам новой, невыразимо прекрасной жизни и завоевателям нового, невыразимо прекрасного общественного строя, снова опускаться на какое-то дно жизни, становиться за станок — это в дни всеобщего, революционного праздника, в дни воскресения зловещих людей из праха справок о судимости? Вдумайтесь в их положение и вы сами увидите, что кроме «углубления революции», «перманентной революции», как это сформулировал Троцкий, им не оставалось ничего. И они, вооруженная масса городских подонков, не могли не пойти за Троцким и Лениным — ибо все остальное грозило бы им, по меньшей мере, возвращением в первобытное состояние, возвратом на общественное дно. Они, эти люди, рыскали потом с митинга на митинг, поддерживая своими глотками и своими винтовками тех вождей, которые обещали наивысшую плату в самый короткий срок. Которые предлагали наиболее полную гарантию от репатриации зловещих людей в ночлежки, тюрьмы и притоны. Наивысшую цену и в кратчайший срок предложил Ленин. Если бы он поцеремонился и усовестился, нашлись бы другие — менее церемонные и менее совестливые.

Так, на моих глазах шел великий аукцион революции: кто дает больше и еще — кто даст скорее. В этом истинно социалистическом соревновании автоматически было сметено все, в чем была совесть. Потом, впоследствии, научные обозреватели социальной революции будут все это взваливать на плечи многострадального пролетариата. Обозреватели революционные, — чтобы сказать: «с революцией был весь пролетариат». Реакционные, — чтобы сказать: «вот он, ваш пролетариат». Опытом всех семнадцати лет революций могу засвидетельствовать категорически: пролетариат был тут совершенно не при чем.

Но вот: справки сожжены, бриллианты ограблены, городовые перебиты. На тысячах митингов прощупывается связь между «массой» и «вождями». «Массы» жаждут гарантии от тюрьмы и виселицы. Но той же гарантии жаждут и вожди. Массы требуют наибольшей платы и вожди требуют наибольшей «бдительности». В самом деле: что станется с вождями, если масса дифференцируется, разбредется, или просто займется пропиванием награбленной движимости? С чем тогда останутся вожди? И вот, от зловещих вождей зловещей банды идет исторически повторяющийся и логически неизбежный «караул»: «революция в опасности». «Завоевания революции в опасности». Идет полиция и несет с собою виселицы. Caveant pitecantropes. «Революционный держите шаг — неугомонный не дремлет враг». Враг мерещится из-за каждого угла, и за каждым углом он действительно сидит. Но враг мерещится и там, где его и в помине нет. Начинается охота: за «подозрительными» французской революции, «контрреволюционерами» — русской, «предателями народа» — германской. Воздвигаются гильотины, виселицы и плахи; начинается террор. И — от первого дня революции до самого ее последнего дня, до самого последнего дня — идет смертельная, звериная борьба между пролетариатом и революцией. Самым страшным врагом революции является именно пролетариат — ибо он, а не «буржуазия», умирает с голоду.

Итак: революция совершена. Старый режим свергнут. Сейфы ограблены. Хлебных очередей больше нет, ибо нет хлеба. Зловещие люди, успокоившись от своих страхов по поводу «фронтовиков», идущих наводить порядок, хлынули в игорные дома. Игорные дома в Петербурге в 1917 году росли так же, как и в Париже в 1789. Краса и гордость революции швырялась кредитками и золотом, золото и кредитки уходили так же быстро, как и пришли: зловещие люди не отличаются предусмотрительностью. Рабочий Петербург, как и рабочий Париж, начинали голодать совсем всерьез: это рабочие, а не буржуазные жены стояли по ночам в парижских и петербургских очередях, это пролетарские, а не буржуйские дети попадали в беспризорники. У «буржуазии» что-то оставалось и «буржуазия» всегда имела свои пути за границу. Голодал, мерз и гиб — именно пролетариат.

Итак: городовой истреблен, буржуй ограблен, хлеба нет, пролетариат глухо волнуется, а зловещие люди, дураки, расходятся по своим собственным делам: по притонам, кабакам, игорным домам. С чем же остаются вожди? На что опереться вождям? Нужен вопль о новом «взрыве энтузиазма». «Революция в опасности! Революция в опасности!» Король пытается покинуть Париж. Корнилов пытается захватить Петербург. Гидра контрреволюции свила себе гнездо в Кобленце. Гидра контрреволюции свила себе гнездо на Дону. Тираны лондонской биржи готовят петлю для завоевателей революции! Капиталисты лондонской биржи готовят петлю для революции. Товарищи питекантропы! Над вашими головами качается петля! Революционный держите шаг! Бросайте ваши притоны — дело идет о петле и о жизни! Aux armes, citoyens! К оружию, товарищи!

Товарищи бросают карты и берутся за винтовки — дело действительно идет о петле или о жизни, на это соображение хватает мозгов даже и у них… Вот так оно и идет: от самого первого дня революции до самого последнего. Иначе не бывает, иначе быть не может…

luannei_lj: (Default)
Аркадий Протасов (aka [livejournal.com profile] flanker20) завершил и выложил в онлайн результат своей более чем 6-летней работы, свой Opus Magnum, – ОТЧЕТ по результатам анализа имеющейся в открытом доступе информации о катастрофе Ту-154М б/н101 10 апреля 2010 года.
Здесь размещаю последнюю часть Отчета – Заключение (сс. 103-105 документа).

Read more... )
luannei_lj: (Default)
Что теперь бесспорно
Публикация доклада Объединенной следовательской группы (ОСГ) окончательно отсеяла большую часть дезинформационного мусора, столь старательно создавашегося и распространявшегося пропагандистскими войсками Кремля. Для более или менее неангажированных и сколько-нибудь уважающих себя лиц – независимо от их политической принадлежности, идеологической ориентации, характера воспитания, наличия патриотизма, степени знакомства с уголовным правом и любых других факторов – вопрос о фактической стороне террористического акта, приведшего к гибели 298 человек, включая более 80 детей, теперь закрыт.

Read more... )
luannei_lj: (Default)
Выношу в отдельный пост недавний диалог в комментах.

Read more... )
luannei_lj: (Default)

I отрывок

«Как это странно, — подумал я, идя к моим дрожкам, — в Москве самые любимые гулянья простого народа — Ваганьково и Марьина роща; Ваганьково — кладбище за Пресненской заставой, Марьина роща — также старое кладбище в двух шагах от Сущевского кладбища; одним словом, это место самых буйных забав, пьянства и цыганских песен окружено со всех сторон кладбищами. В этой Марьиной роще все кипит жизнию и все напоминает о смерти. Тут, среди древних могил, гремит разгульный хор цыганок; там, на гробовой плите, стоят самовар, бутылки с ромом и пируют русские купцы. Здесь, у самой насыпи, за которой подымаются могильные кресты Лазарева кладбища, раздается удалая хороводная песня; кругом мертвые спят непробудным сном, а толпа живых, беспечно посматривая на эту юдоль плача, скорби и тления, гуляет, веселится и безумствует, не думая нимало о смерти. Что за чудная страсть у нашего простого народа веселиться на кладбищах? Отчего происходит это совершенное равнодушие к месту, которое должно бы возбуждать не веселье, не житейские помыслы, но чувство грусти и христианского умиления? Уж не остаток ли это наших языческих обычаев? В древние времена мы справляли тризну по усопшим; в наше время простой народ пьет вино и гуляет на поминках почти так же, как на свадебном пиру; следовательно, изменилось одно только название этого обычая. Быть может, в старину русский народ любил так же, как и теперь, сбираться в известные дни пировать на гробах своих предков и передал этот обычай своим потомкам. Я скорей хочу верить этому, чем думать, что наши мужички и ремесленный народ веселятся среди могил по какому-то грубому и безотчетному равнодушию к смерти, свойственному одним бессловесным животным.
Рассуждая таким образом, я вовсе не думал встретить в этой же Марьиной роще неоспоримое доказательство тому, что есть люди, которые, наблюдая обычаи просвещенной Европы, стоят еще ниже в моральном отношении этих развратных мещан, гуляк-мастеровых и безграмотных мужиков. Пробираясь к моим дрожкам, я остановился против одного из трактиров, о которых сказал уже несколько слов моим читателям. На крыльце этого трактира, в толпе цыган, которые пели плясовую песню, стоял молодой человек лет тридцати; он присвистывал, приплясывал и, по-видимому, был в совершенном восторге от песни. Тут нет еще ничего странного, но вот что меня поразило: у этого молодого человека шляпа была обвернута крепом, а на обшлагах черного фрака нашиты широкие плерезы, следовательно, он недавно еще, быть может несколько дней тому назад, лишился отца, матери или жены и, несмотря на это, не снимая даже своего глубокого траура, приехал слушать цыган в Марьину рощу!.. Поглядев несколько минут на этого чудака, я сел в мою пролетку и велел кучеру ехать в Петровский парк...


II отрывок


...Вы знаете, каких людей называли некогда на Руси баскаками?…
— Как же! Это были татарские сборщики податей.
— Ну да! То есть чиновные и знатные татары, которые приезжали в Россию, чтоб сбирать оброки с русских крестьян, давить своей гордостию русских бояр, говорить с презрением о земле русской и потом, собравши, а иногда и награбив кучу денег, отправляться с ними обратно на житье в свою орду. Ну, вот этот господин точно такой же баскак: он живет всегда за границею, каждые пять лет приезжает на короткое время в Россию, чтоб собрать все недоимки со своих десяти тысяч душ, посмеяться над русскими обычаями, поговорить о нашем варварстве и невежестве, изъявить свое душевное презрение к земле, которая его поит и кормит, и потом, накопив побольше денег, отправиться снова проживать их в свою орду — Париж.
— Да, вы правы! — сказал я. — Этот господин точно напоминает татарских баскаков, но, впрочем, он все-таки не татарин и, вероятно, хотя из приличия, скрывает истинные свои чувства.
— Скрывает?… Что вы?… Он хвастается ими. Конечно, ему не всегда проходит это даром. Вот и на этих днях, споря с одним умным и почтенным стариком, который доказывал ему, что мы, русские, точно так же, как и все другие народы, созданы по образу и подобию божьему, он вошел в такой азарт, что сказал при всех: «Вы можете защищать, как хотите, вашу Россию, а я вовсе не патриот и говорю решительно: я жалею, что я русский». — «И все русские также об этом жалеют», — сказал весьма хладнокровно старик, оборотясь к нему спиною.

luannei_lj: (Default)
Оригинал взят у [livejournal.com profile] avmalgin в Обосравшийся
Из выступления министра культуры РФ Владимира Мединского:

«От пребывания Сталина на фронте было больше толка, чем от пребывания на фронте Николая II в Первую мировую войну».

сталин на фронте

Из воспоминаний члена Государственного комитета обороны А.И.Микояна, сопровождавшего Сталина в его "поездке на фронт":

"...Сам Сталин был не очень-то храброго десятка. Ведь это невозможное дело: Верховный Главнокомандующий ни разу не выезжал на фронт!

Впрочем, один раз поехал. Отвлекусь от основного текста ради этого эпизода. Зная, что это выглядит неприлично, однажды, когда немцы уже отступили от Москвы, поехал на машине, бронированном "Паккарде", по Минскому шоссе, поскольку оно использовалось нашими войсками и мин там уже не было. Хотел, видно, чтобы по армии прошел слух о том, что Сталин выезжал на фронт. Однако не доехал до фронта, может быть, около пятидесяти или семидесяти километров. В условленном месте его встречали генералы (не помню кто, вроде Еременко). Конечно, отсоветовали ехать дальше - поняли по его вопросу, какой совет он хотел услышать. Да и ответственность никто не хотел брать на себя. Или вызвать неудовольствие его. Такой трус оказался, что опозорился на глазах у генералов, офицеров и солдат охраны. Захотел по большой нужде (может, тоже от страха? - не знаю), и спросил, не может ли быть заминирована местность в кустах возле дороги? Конечно, никто не захотел давать такой гарантии. Тогда Верховный Главнокомандующий на глазах у всех спустил брюки и сделал свое дело прямо на асфальте. На этом "знакомство с фронтом" было завершено и он уехал обратно в Москву".


ОТСЮДА

Кстати, в 1942 году по машине Анастаса Микояна были произведены три выстрела из винтовки красноармейцем Савелием Дмитриевым из Усть-Каменогорска, затем завязавшим целый бой с кремлёвской охраной. Только с помощью двух гранат его удалось обезвредить. Дмитриев принял машину Микояна за машину Иосифа Сталина. Красноармеец Дмитриев таким образом хотел отметить выдающуюся роль Верховного Главнокомандующего в начальный период войны.
luannei_lj: (Default)
Окончание. Начало здесь.

Теперь, основываясь на собранных фотографиях и видеосъемках, можно приблизительно оценить состав группы войск из подразделений 200-й ОМСБр, которая была выделена для участия в боевых действиях на Донбассе в конце августа 2014 года.

Бронированные транспортеры МТ-ЛБ ВМК обнаружены с диапазоном конспиративных желтых бортовых номеров от 777 до 816 (подробнее о них в первом обзоре) – мотострелковый батальон (порядка 40 МТ-ЛБ ВМК).

Танки Т-72Б3 обнаружены с диапазоном желтых бортовых номеров от 823 до 831 – не менее танковой роты (от девяти танков).

Самоходные артиллерийские установки 2С3 "Акация" – не менее взвода (обнаружены фото трех САУ с желтыми бортовыми номерами 833, 834, 835).

Зенитно-ракетные комплексы – не менее двух "Тунгусок" (есть фото двух комплексов с бортовыми номерами 840 и 841) и четырех установок "Стрела-10" (три комплекса с однотонным зеленым камуфляжем на видео в составе колонны у поселка Северо-Гундоровский, один комплекс с двумя желтыми катками в составе колонны в Краснодоне).

Подсчет реактивных систем залпового огня БМ-21 "Град" затруднен, поскольку на этих боевых машинах не было номеров, а некоторые надписи наносились позднее других. Однако есть снимки, на которых одновременно зафиксировано пять-шесть "Градов" с однотонным зеленым камуфляжем (фото 1, фото 2) и фотографии двух БМ-21 с пятнистым камуфляжем (фото 1, фото 2). Таким образом, можно говорить о минимум восьми РСЗО "Град" 200-й ОМСБр.



Архив страницы - https://archive.is/ZCa8E
Оригинал фото - https://pp.vk.me/c625219/v625219999/4dee/i4L-P7M963k.jpg

Читать дальше )
luannei_lj: (Default)
Во второй части будут перечислены косвенные доказательства участия подразделений российской 200-й отдельной мотострелковой бригады (ОМСБр) войсковой части №08275 (место дислокации - поселки Печенга, Луостари, 19 километр Мурманской области) береговых войск Северного флота в войне на Донбассе. Косвенные доказательства дополняют прямые свидетельства, приведенные в предыдущем обзоре.

Прежде чем приступить к косвенным свидетельствам, необходимо упомянуть об открывшихся новых фактах прямых доказательств. Определено место съемки фото с российской бронетехникой 200-й бригады из аккаунта военнослужащего Сергея Калашникова, которое приводилась прошлый раз без привязки к местности.



Архив страницы - https://archive.is/7D4NW
Оригинал фото - https://pp.vk.me/c622521/v622521959/8e3a/9SyFvk1R5GM.jpg

Читать дальше )
luannei_lj: (Default)
В ожесточённых боях под Луганском в конце августа 2014-го года украинским военнослужащим и добровольцам противостояла группировка из подразделений от нескольких российских армейских бригад. 200-я отдельная мотострелковая бригада береговых войск Северного флота (в/ч № 08275, дислокация - посёлки Печенга, Луостари, 19 километр Мурманской области) была одной из них. В данном обзоре будут приведены прямые и косвенные доказательства участия подразделений 200-й бригады (ОМСБр) в войне на Донбассе, рассмотрен их ориентировочный состав.



Читать дальше )
luannei_lj: (Default)
Оригинал взят у [livejournal.com profile] avmalgin в MH17. Всё, что стало известно за два года
Послезавтра исполняется два года с момента катастрофы Boeing 777 в Донецкой области, унесшей жизни 283 пассажиров и 15 членов экипажа. К этому дню международная группа журналистов-расследователей Bellingcat подготовила доклад, обобщивший все предыдущие публикации группы на эту тему. Особое внимание в докладе уделено разоблачению многочисленных и противоречащих друг другу версий, которые за этот период публиковала российская сторона.

ЧИТАТЬ

Доклад заканчивается следующим выводом:

Итак, мы полагаем, что установка «Бук», сбившая MH17, прибыла из России, а российские власти лгали, фабриковали доказательства и занимались плагиатом из блогов в попытке возложить вину на другую сторону.

Read more... )
luannei_lj: (Sukhumi)
В продолжение поста о совместном советско-нацистком параде в оккупированном ими Бресте 22/09/1939 и описании этой оккупации в советской прессе, еще большая подборка вырезок из советской прессы, в том числе и выступление союзника СССР, Гитлера в Бундестаге 1 сентября 1939 года, опубликованное газетой Красная Звезда

Оригинал взят у [livejournal.com profile] mi3ch в 39


Из Государственной публичной исторической библиотеки. Газета «Красная Звезда» за сентябрь 1939 года

трафик )

luannei_lj: (Default)
Оригинал взят у [livejournal.com profile] avmalgin в О чем писал журнал "Столица" 25 лет назад
Джин Вронская. Несколько фактов о генерале Власове и его сподвижниках.
"Столица", №22, июнь 1991 г.

Снимок экрана 2016-06-26 в 22.20.50
Read more... )
luannei_lj: (Default)
Оригинал взят у [livejournal.com profile] avmalgin в О чем писал журнал "Столица" 25 лет назад
Зэк Андрей Шведов рассказывает, как устроена жизнь в тюрьме.
Послесловие Владимира Буковского.
Журнал "Столица", №20, июнь 1991 г.

Снимок экрана 2016-06-12 в 19.49.32
Read more... )

Profile

luannei_lj: (Default)luannei_lj

June 2017

S M T W T F S
    123
456 78910
111213 14151617
18192021222324
25 2627282930 

Syndicate

RSS Atom

Page Summary

Style Credit

Expand Cut Tags

No cut tags
Page generated Sep. 23rd, 2017 12:50 pm
Powered by Dreamwidth Studios